Лыжня в бессмертие

30 сентября 1941 года началась битва за Москву – самое масштабное сражение, повлиявшее на ход Великой Отечественной и Второй Мировой войн. Здесь, у порога столицы нашей Родины, впервые потерпели серьёзное поражение гитлеровские армии, прошедшие победоносным маршем половину Европы.

В памяти нашей тают имена солдат Великой Отечественной... К счастью, у нас всё же есть возможность лично пообщаться с героями. Один из них – участник исторического парада на Красной площади 7 ноября 1941 года, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор философских наук, заслуженный профессор МГУ Евгений Александрович Ануфриев. В свои 97 лет Евгений Александрович сохранил ясный ум и светлую память.

 

 

Школа диверсантов

 Ровно за четыре дня до начала войны выпускной класс Ануфриева получил аттестаты. Услышав по радио объявление о начале войны Евгений со своими одноклассниками прибежали в военкомат, но поскольку на фронт брали тех, кто уже отслужил в армии, ребятам доверили лишь разносить повестки призывникам. А через месяц Ануфриева срочно вызвали в ЦК ВЛКСМ.

«Придя в ЦК, я обратил внимание, что в очереди в кабинет стоит много моих ровесников. Все парни, как на подбор, цвет советского спорта: легкоатлеты, лыжники, футболисты. Ребята шептались, что НКВД отбирает добровольцев для какого-то особого задания. Комиссия состояла из трёх человек в форме с краповыми петлицами. Члены комиссия задавали вопросы о семье и увлечениях. Когда выяснили, что я увлекаюсь охотой, значительно переглянулись», – рассказывает Евгений Александрович.

Так, рядовой Ануфриев стал солдатом Отдельной мотострелковой бригады особого назначения войск НКВД (ОМСБОН).

«Первым делом нас перебросили под Мытищи, на стрельбища, а потом в Зеленограде нас обучали военному делу, строевой подготовке. Особое внимание уделяли подрывному делу, физической подготовке. Позже мы узнали, что бригада готовилась для диверсионно-разведывательной деятельности в глубоком тылу противника», – вспоминает ветеран.

Плечом к плечу

17 октября 1941 года бригаду Ануфриева перебросили в самый центр Москвы. Она подчинялись Четвёртому управлению НКВД, которым командовал легендарный разведчик – Павел Анатольевич Судоплатов.

«Нам были поручены самые секретные работы, в частности подготовка к минированию объектов: зданий, метро. Еще у нас был приказ: расстреливать шпионов на месте. Но откуда же мы – юные солдаты могли знать, как вычислить этих самых шпионов», – рассказывает Евгений Александрович.

Москва готовилась к обороне. Ветеран вспоминает, что его бригаде были определены сектора для ведения боя в городе. Отделение Евгения Александровича получило точку на Пушкинской площади. Вот такая картина: памятник Александру Сергеевичу, а напротив, на крышах, мешки с песком. Сектор обстрела дали: площадь Пушкина.

«Это даже психологически тяжело было воспринимать. Пять месяцев назад ты здесь гулял, ходил в кино, встречался с девушкой, которую очень любил. И в голову не могло прийти, что тебе здесь придётся готовиться к бою, – говорит наш герой. – Вечером сообщили, что мы участвуем в параде 7 ноября. Мы не поверили – время уже совсем тревожное, бомбили чуть ли не каждый день. Я видел, как немецкий самолёт бросил бомбу в районе Центрального телеграфа. Но парад состоялся, и мы шли плечом к плечу с теми, кто прямо с Красной площади уходил на фронт».

Через десять дней после парада Евгений Александрович и сам оказался на передовой.

Подвиг 22 лыжников

В Музее академии ФСБ России находится полотно известных художников П. Соколова-Скаля и А. Плотнова «Подвиг 22 героев-лыжников».На полотне – кульминация ожесточенного боя: окраина деревушки, полуразрушенный сарай, вокруг – трупы гитлеровцев. Горстка советских воинов в белых маскировочных халатах стойко отражает натиск фашистов. Мало кто знает, что один из изображённых на картине героев «Подвиг 22 лыжников» и есть Евгений Александрович Ануфриев.

Репродукция этой картины много десятков лет занимает почетное место в гостиной ветерана. О деталях того героического боя ветеран помнит также отчетливо, как будто это было только вчера.

«На одном из участков фронта гитлеровцы попытался приостановить наступление советских войск, решив создать в деревне Хлуднево мощный огневой заслон. Та деревенька, хотя и небольшая, являлась важным стратегическим пунктом. Мимо должны были пройти наши части. Наши разведчики установили, что в деревне – батальон немцев, артиллерийская и минометная батареи, несколько танков… Нас – горстка лыжников. Приказ был краток: Ночью выбить противника из деревни! Сборы были недолгие. Тщательно смазаны лыжи, проверено снаряжение, автоматы, диски с патронами, подвязаны к поясу противотанковые гранаты», - вспоминает Евгений Александрович.

Бойцы-лыжники действовали быстро и решительно. Их налет был настолько ошеломляющим, что горстку храбрецов гитлеровцы с перепугу приняли за крупное подразделение.Дерзкая атака спортсменов, как снег, обрушившихся на врага, привела гитлеровцев в смятение. Они бежали, понеся большие потери. Развязка, казалось, близка. Но на беду поблизости оказалась вражеская автоколонна. Батальон моторизованной пехоты следовал под Сухиничи. Воодушевленные мощным подкреплением, недобитые гитлеровцы оправились от страха и открыли яростный огонь.На рассвете бой вспыхнул с новой силой. Гитлеровцы распознали, что русских совсем немного. Это их взбесило еще больше. Озлобленные, неся колоссальные потери, они упрямее полезли на осажденный «пятачок». Смертельное кольцо сжималось. Загорелся изрешеченный осколками мин сарай, возле которого залег остаток отряда лыжников.

Из того героического отряда, нанесшего огромные потери фашистским захватчикам у деревни Хлуднево, в живых остались только трое – командир отряда Кирилл Лазнюк, Евгений Ануфриев и Алексей Кругляков, вынесшие тяжелораненного командира из жесточайшего боя.

За тот героический бой 19-летний Евгения Александровича получил свою первую боевую награду – орден Красного знамени – высшую военную награду того времени.

 

После войны Евгений Александрович занялся научной работой, стал доктором философских наук, заслуженным профессором МГУ, получил звание Заслуженного деятеля науки Российской Федерации. Также он активно участвовал в патриотическом воспитании молодежи, за что награжден Почетной грамотой Президента Российской Федерации В.В. Путина. В 2015 году кавалеру ордена Красного Знамени, участнику исторического парада на Красной площади 7 ноября 1941 года Евгению Александровичу Ануфриеву присвоено почетное звание «Звезда Московского университета».

Сейчас нашему герою 97 лет. Еще совсем недавно он сам ездил на работу за рулем автомобиля, а сейчас ему с трудом даются шаги по квартире. Евгений Александрович очень благодарен своим неутомимым помощникам – добрым и отзывчивым сиделкам и врачам Московского Дома ветеранов, которые делят с ним все тяготы и счастливые мгновения его долгой жизни.     


В.Гук

Анастасия Ракова: Более 130 тысяч пожилых москвичей и инвалидов пользуются услугами «Тревожной кнопки», «Санатория на дому», патронажа, пансионатов для ветеранов

В преддверии Дня города заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам социального развития Анастасия Ракова вручила награды лучшим социальным работникам столицы.

Награждение работников органов и учреждений социальной защиты населения города Москвы прошло в Белом зале столичной мэрии.

 

«Наверное, ни одна на свете профессия не требует таких душевных человеческих качеств, как профессия соцработника, — сказала Анастасия Ракова. — Столичная система социальной защиты — одна из самых развитых в нашей стране. В последние годы мы стараемся сделать ее еще эффективнее, и это работа не только властей Москвы, но в первую очередь ваша. Система «Тревожная кнопка», патронаж, пансионаты для ветеранов, «Санаторий на дому» — на сегодняшний день этими услугами пользуются более 130 тысяч пожилых москвичей и инвалидов. Большая работа ведется с семьями самых разных категорий: многодетными, воспитывающими детей-инвалидов, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. Мы никого не оставляем один на один с проблемами. Кстати, за последний год в Москве в два раза увеличилось количество многодетных семей, и это не может не радовать».

 

Анастасия Ракова отметила растущую популярность проекта «Московское долголетие». «Эти люди становятся здоровее, счастливее и формируют позитивную атмосферу в городе, — подчеркнула Анастасия Владимировна, — и в этом тоже ваша огромная заслуга, потому что именно вы работаете с людьми. Надеюсь, что и другие проекты, которые мы с вами будем создавать и реализовывать, принесут нашим москвичам радость и удовольствие».

 

Лучшим из них присвоили звание «Почетный работник социальной защиты населения города Москвы», вручили почетные грамоты правительства столицы и благодарности мэра Москвы.

 

 

 

 

Ветераны – это золотой фонд России

На площадке летней эстрады Екатерининского парка прошёл концерт «Москва — город открытых сердец». Это праздник, посвящённый ветеранам войны и труда, горожанам, искренне любящим свой город и посвятившим ему всю жизнь.

Во время мероприятия благодарности мэра столицы получили москвичи, внёсшие свой личный вклад в развитие столицы.

Эти люди — поистине золотой фонд Москвы, ведь благодаря их самоотверженному труду и любви к родному городу столица смогла стать такой, какой мы видим её сегодня.

Например, такие шедевры московской архитектуры, как высотные здания МИД и МГУ, были возведены при участии ветерана Великой Отечественной войны Маргариты Михайловны Зайцевой. Особенно она гордится павильоном «Космос» на ВДНХ, за металлическими строительными конструкциями которых она осуществляла авторский надзор. Но всё это было после войны, а в 1941 году, когда ей едва исполнилось 16 лет, Маргарита работала на производстве, откуда попала в артиллерийский полк.

А Валентин Алексеевич Животовский в свои 17 лет сохранял московские дома, сбрасывая с крыш «зажигалки», а с 1942 года работал на военном заводе сборщиком самолётов. И потом всю жизнь посвятил военному самолётостроению.

Семён Иванович Костин — печник по первой профессии, но война распорядилась иначе, и с мирной профессией пришлось временно расстаться. Однако после окончания боевых действий сержант Костин вернулся к созиданию, он начал восстанавливать разрушенные здания столицы. А потом получил второе образование, стал электромехаником и 48 лет жизни посвятил московской электроэнергетике, пройдя путь от электрика до начальника районной электросети.

Игорь Константинович Янушевский принимал участие в боевых действиях, имеет воинские награды. В мирное время бывший солдат стал архитектором, по его проектам построены жилые дома, более 90 заводов в нашей стране и за рубежом. Только в Москве он принимал участие в строительстве 19 предприятий.

Ветеран труда Станислав Иванович Лавров посвятил свою жизнь Троицку: сначала строил этот город-спутник Москвы, потом занимался оформительской деятельностью. А почётный гражданин Троицка Валерий Кесаревич Лотов был одним из разработчиков генерального плана этого города. Кроме того, Валерий Лотов стал автором большинства общественных сооружений Троицка.

Полвека занимался преображением любимой Москвы Симон Керпельевич Меклер, инженер Главмосстроя. В 32 года защитил кандидатскую диссертацию по строительству. Ни одна стройка в столице не обходилась без его участия. Он работал в уникальном проекте по перепланировке домов и главных улиц столицы: сложнейшей «передвижке» зданий Моссовета, дома Сытина (здание «Известий») и других зданий улицы Горького. Меклер возводил Измайловский комплекс Кремля, стадион Лужники в 50-е годы.

Анна Степановна Морозова во время войны ушла на трудовой фронт из «Теплоконтроля»: ей приходилось работать на строительстве оборонительных сооружений в районе Фили. После наступления Красной Армии Анна Морозова вернулась на производство, которое к тому времени начало выпускать электрохимические взрыватели для мин. Анна Степановна была слесарем, после войны закончила авиационный институт и стала инженером-конструктором, а завод тем временем переориентировался на выпуск бортового оборудования для ракетно-космических систем. И она посвятила своему родному заводу буквально всю жизнь.

Анна Лейбовна Дзорцева, участник войны, после наступления мирной жизни принимала участие в строительстве знаменитых московских пятиэтажек, обеспечивая жильём тысячи москвичей. Олег Михайлович Дмитриев, строитель с 60-летним стажем, возводил здания Института нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко, генерального штаба Министерства обороны и института хирургии имени А.В. Вишневского. А Владимир Алексеевич Прилепский, встретивший своё совершеннолетие в первый год войны, дошёл до самого Берлина. После войны он закончил радиотехнический факультет Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и посвятил всю свою жизнь радиоэлектронике.

 

«Москва хорошеет из года в год, становится красивее, комфортнее, уютнее. И это, безусловно, ваша заслуга — ведь именно вы заложили фундамент, основу, стержень для дальнейшего развития нашего города, — сказал министр Правительства Москвы, руководитель Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Владимир Петросян. — Ветераны — это золотой фонд нашего города, нашей России. Сегодня у нас есть мощное ветеранское движение, и мы искренне благодарны нашему городскому Совету ветеранов, Московскому Дому ветеранов, которые работают на благо ветеранов. Я желаю вам крепкого здоровья, а нашей Москве — дальнейшего активного развития. Пусть наш город процветает и становится примером не только для России, но для всего мира».

 

Благодарственные письма мэра Москвы — это, конечно, большая честь, и нет сомнения, что получить их ветеранам было очень приятно. Но главной наградой для этих людей является сама Москва — город, который они когда-то отстояли, сохранили и сделали одним из красивейших городов мира.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Генерал Бученков: Я называю сотрудников Московского Дома ветеранов дельфинами, которые помогают мне держаться на плаву

6 сентября 100-летний юбилей отметил генерал-майор авиации Владимир Федоро­вич Бученков – летчик-фронтовик.

 

В годы Вели­кой Отечественной он совершил 106 боевых вы­летов, сбил 8 самолетов врага, причем сам не был сбит ни разу. Он защищал небо Москвы в составе 6-ого истребительного авиационного корпуса, 21 июля 1941 года участвовал в отражении первого ночного налета гитлеровских бомбардировщиков на столицу. После войны стал заслужен­ным военным летчиком СССР, службу завершил в должности руководителя службы пунктов на­ведения Московского округа ПВО. Это удивительной души человек, с огромным багажом опыта, который поражает окружающих своим остроумием и оптимизмом.

Будущий генерал начал войну летчиком-истребителем в воздушных боях под Москвой, а завершил боевую карьеру в 1944 году на Днестре в составе 31-го истребительного авиационного полка 295-й истребительной авиадивизии 17-й воздушной армии 3-го Украинского фронта. 

«В семье нас было пять братьев. Мы все стали летчиками. Я родился третьим. Родители мои были из рабочих. Мы жили на Песчаной улице, около реки Таракановки. Наш просторный двор вмещал в себя несколько небольших домов. Особенно мен запомнился один вечер… Я услышал гудки...тревожные, пугающие. Гудели много и долго. Я прижался к ноге отца. Мне было холодно и страшно. Это умер Ленин», - вспоминает Владимир Федорович. С детства будущего генерала авиации не покидала мечта о полетах. По комсомольской путевке он попал в военно-морское авиационное училище в городе Николаеве.

              Войну лейтенант Бученков встретил в Москве. В это время он проходил службу на аэродроме в Щербинке. «Ночь 24 июня 1941 года. Боевая тревога. Бежим к своим «ишачкам». Смотрим в сторону Москвы, в небе которой мечутся лучи прожекторов, слышна стрельба, мелькают в лучах истребители. А мы готовы вылететь, но у нас нет даже парашютов, не подвезли», - вспоминает юбиляр.

В ночь на 22 июля 1941 года не­мецко-фашистская авиация произ­вела первый массированный налёт на Москву, задействовав 220 бом­бардировщиков. В тот день на защиту неба Москвы встал и лейтенант Бученков. Налёт продолжал­ся в течение пяти часов. Вражеские самолёты следовали четырьмя эшелонами с интервалом 30-40 ми­нут. Истребители 6-го корпуса про­извели 178 самолето-вылетов и уничтожили 12 бомбардировщиков противника. Огнем зенитной артил­лерии было сбито еще 10 немецких самолетов. Вражеский налет был сорван, только 9 самолетам фашис­тов удалось прорваться к Москве.

 Владимир Федорович вспоминает, что после 22 июля налеты на Москву следовали один за другим. Крупные массированные налеты в составе 100-120 самолетов чередовались с налетами групп по 50-80 бомбарди­ровщиков. Наибольшее количество налетов – 72 – было совершено в ок­тябре-ноябре 1941 года, в них учас­твовало 2018 немецких бомбардировщиков. Всего с июля сорок пер­вого года по февраль сорок второго летчики авиакорпуса отразили 134 налета на Москву, в которых прини­мали участие около 9 тыс. вражеских самолетов. В развернувшихся воз­душных боях противник потерял бо­лее 1300 самолетов. Из этого коли­чества летчики авиакорпуса сбили 1075 вражеских машин.

Охраняя небо Москвы, 23 сослуживцев и однополчан Владимира Федоровича совершили 25 воз­душных таранов, среди которых особое место занимают подвиги старшего лейтенанта П. В. Еремее­ва, младшего лейтенанта В. В. Та­лалихина, капитана В. Н. Киселева, совершивших ночные тараны. Впервые в истории авиации лейте­нант А. Н. Катрич и младший лейте­нант Б. Г. Пирожков провели высот­ные воздушные тараны. Пять лётчи­ков-истребителей (В. Е. Ковалев, С. И. Кибирин, Л. Н. Пожидаев, В. А. Радченко, Ф. Е. Конов) пошли на ог­ненные тараны, направив свои са­молёты на скопления войск против­ника.

В день рождения юбиляра одними из первых его пришли поздравить сотрудники Московского Дома ветеранов. Выражая благодарность Дому ветеранов за заботу Владимир Федорович сказал: «Я называю сотрудников Московского Дома ветеранов дельфинами, которые помогают мне держаться на плаву»

Подвиг советско-монгольских войск в степях Халхин-Гола изменил ход истории

80 лет назад, в 1939 году, в тяжёлых кровопролитных боях советско-монгольские войска разгромили соединения японской Квантунской армии, вторгшиеся в Монгольскую Народную Республику. Эта победа позволила отстоять суверенитет и территориальную целостность Монголии, она также стала решающим фактором в принятии Японией решения не вступать в войну против СССР на стороне фашистской Германии.

Президент России Владимир Путин и Президент Монголии Халтмагийн Баттулга присутствовали на торжественном приёме, посвящённом 80-летию победы на Халхин-Голе.Владимир Путин тепло поздравил Президента Монголии и всех граждан страны с 80-летием совместной победы на Халхин-Голе и пожелал благополучия. Глава государства подчеркнул, что Россия будет делать всё, чтобы дружеские и проверенные временем отношения с Монголией стали по-настоящему стратегическим партнёрством.

 

          «Победа на Халхин-Голе имела, без всякого преувеличения, историческое значение. И, как сейчас сказали бы, имела хорошее профилактическое значение для предотвращения агрессии против Советского Союза с востока в период Второй мировой войны. Стоить отметить также и то, что в боях на Халхин-Голе раскрылся полководческий талант будущего маршала Победы Георгия Константиновича Жукова. В России бережно хранят память о бесценной помощи Монголии, оказанной нашему народу во время Великой Отечественной войны. Монголия делала всё для помощи Советскому Союзу», - отметил Владимир Путин.

Халхин Гол: уроки истории

В конце 1930-х пожар войны стал разгораться не только в Европе, но и в Азии. Японские милитаристы к тому времени оккупировали большую часть территории Китая и создали у советских границ буферное псевдогосударство Манчжоу-Го, которое должно было стать плацдармом для дальнейшей агрессии. C 1934 года имели место непрерывные приграничные провокации, закончившиеся летом 1938-го боями у озера Хасан с применением артиллерии и авиации. Но тогда японские войска были отброшены Красной армией, а Япония первой запросила мира.

В 1939 году начался новый вооруженный конфликт. Формальным поводом для него стал пограничный спор с Монголией о полосе территории шириной 25 км у реки Халхин-Гол. Но главной причиной столкновения было стремление японских военных отодвинуть границу, чтобы обеспечить безопасность стратегической железной дороги, по которой могла бы осуществляться переброска войск в случае войны с Советским Союзом.

Провокации со стороны японцев начались в январе 1939 года: были совершены десятки нападений на монгольских пограничников. Однако все заканчивалось, как правило, тем, что японских солдат изгоняли за государственную границу.

11 мая 1939 года японский кавалерийский отряд численностью до 300 человек атаковал монгольскую пограничную заставу, но был отбит. Через несколько дней японская пехота при поддержке бомбардировщиков напала на другую заставу и зашла примерно на 20 км вглубь монгольской территории, захватив высоту на берегу Халхин-Гола.

В то время в Монголии, согласно протоколу о взаимной помощи с Советским Союзом, подписанному в 1937 году, располагались части Красной армии. 17 мая группа советской пехоты при поддержке артиллерии, а также монгольская кавалерия и дивизион бронемашин переправились через Халхин-Гол и отбросили японцев к госгранице. Тогда японское командование в конце мая 1939 года сосредоточило более крупные силы: свыше двух с половиной тысяч человек пехоты и конницы, десятки пулеметов, 18 пушек, бронетехнику. Советско-монгольские силы уступали в численности почти в три раза, но имели гораздо больше бронемашин.

28 мая с воздушного налета началось очередное японское наступление, однако оно было безрезультатным. После этого наземные боевые действия прекратились, но началась война в воздухе. Поначалу превосходство было за японскими пилотами, которые имели большой опыт войны в Китае. Поэтому в Монголию были незамедлительно направлены опытные советские летчики, воевавшие в Испании. Советская авиация тогда впервые применила в боях новое оружие: неуправляемые ракеты. В результате Красной армии удалось получить господство в воздухе, потери японской авиации были почти в три раза больше числа сбитых советских самолетов. В то же время командующим армейским корпусом в Монголии был назначен Георгий Константинович Жуков.

В начале июля 1939 года японская армия предприняла новое наступление и захватила стратегическую высоту Баян-Цаган на «монгольском» берегу Халхин-Гола. Но уже через несколько дней японские войска отступили, потеряв до 10 000 человек.

В район военных действий из Советского Союза стали перебрасываться дополнительные силы — танки, стрелковые части. Общая численность красноармейцев составила 57 000 человек плюс сотни орудий, танков и самолетов. Японская группировка включала более 75 000 солдат. По плану наступательной операции, разработанной Жуковым, с помощью звуковых установок, имитирующих шум движения техники, японцев ввели в заблуждение относительно направления основного удара. Поэтому атака советско-монгольских войск, начавшаяся 20 августа, оказалась неожиданной для противника. В наступлении были задействованы все рода войск — пехота, артиллерия, танки и авиация. В конце августа японская группировка у Халхин-Гола была окружена и уничтожена, и уже 31 августа на монгольской территории не осталось японских войск. А 15 сентября 1939 года между СССР, Монголией и Японией было подписано соглашение о прекращении военных действий.

Главным итогом победы в сражении у Халхин-Гола было то, что японское руководство, оценив мощь Красной армии, не решилось атаковать советский Дальний Восток одновременно с началом нацистской агрессии. Таким образом, во время Великой Отечественной войны Советский Союз избежал сражений на два фронта и смог сосредоточить свои силы на разгроме гитлеровской Германии. 

  Сегодня иностранная пресса замалчивает факт агрессии со стороны Японии и старается упоминать лишь о фактических событиях, начиная с 1939 года. Позиция историков, которые утверждают, что Кватунская армия была подвергнута советской агрессии, вызывает недоумение, поскольку само по себе нахождение ее на территории Маньчжурии и претензии на монгольские земли является свидетельством открытой оккупационной деятельности. Советские власти не претендовали на территории иностранных государств, а выполняли функцию защитников. Еще большее недоумение вызывает попытка воспевания японских «героев», в то время как о советских воинах в таких публикациях нет ни единого упоминания. Все попытки забвения истинного характера мало известной войны на Халхин Гол являются не чем иным как «переписыванием» истории в более удобную форму, что так необходимо современным политикам Европы и США.

Responsive Free Joomla template by L.THEME